О фильме «движение вверх»

К началу 70-х годов баскетбольная сборная СССР ходила в странном статусе. Она стабильно входила в обойму лучших и с 1952 года ни разу не проваливалась на Олимпиадах. Сборная всегда брала медали… но серебряные (кроме бронзы в Мехико 1968 года). Главным и, по сути, единственным претендентом на золото всегда считалась непобедимая и легендарная сборная США, dream team, команда мечты.

До 1972 года она выиграла все Олимпиады, причём каждый раз брала золото с большим, а иногда — просто сокрушительным отрывом от проигравших. Естественно, в СССР никто не собирался оставаться в ранге вечного догоняющего. Тем более если на Олимпиадах обыграть американцев не выходило, то на чемпионатах мира команда Советского Союза обыгрывала в том числе и Штаты.

И всё-таки главный трофей не поддавался.

Непрерывные полуудачи шестидесятых серьёзно повлияли на карьеру легендарного тренера Александра Гомельского. После двух бронзовых медалей подряд — на очередных Олимпийских играх и на чемпионате мира — Гомельский потерял место главного тренера сборной и даже слёг в больницу с аритмией сердца. Уход многолетнего «рулевого» сборной казался революцией.

О фильме «Движение вверх»

XVI чемпионат Европы по баскетболу среди мужских команд выиграла сборная СССР. Слева направо сидят: Виталий Застухов, Александр Куликов, Зураб Саканделидзе, Модест Паулаускас, Сергей Белов, Прийт Томсон.

Стоят: Валентин Сыч (руководитель делегации), Сергей Коваленко, Сергей Белов, Александр Гомельский (старший тренер), Владимир Андреев, Георгий Авсеенко (массажист), Александр Болошов, Анатолий Поливода, Геннадий Вольнов, Юрий Озеров (тренер), 1 октября 1969 года. © РИА Новости / В Ун Да-Син

На место Гомельского пришёл Владимир Кондрашин, тренер ленинградского «Спартака».

Хотя тёмной лошадкой его было не назвать, вопрос о том, сможет ли он поднять сборную на новый уровень, стоял в полный рост. Так началось соперничество двух великих тренеров.

И Гомельский, и Кондрашин были невероятно амбициозными людьми, ревнивыми к славе, оба считали себя достойными привести команду к олимпийскому золоту.

Эта гонка завершится вничью: высшую награду в разное время возьмёт и тот, и другой. Но пока в копилке сборной СССР не было ни одной такой награды. Правда, Гомельский оставил Кондрашину не выжженную пустыню, а лучшую национальную команду Европы, которая стояла уже не так далеко от того, чтобы стать сильнейшей в мире. И всё же этот шаг ещё предстояло сделать.

  • О фильме «Движение вверх»О фильме «Движение вверх»
  • О фильме «Движение вверх»О фильме «Движение вверх»

Кондрашин оказался человеком с непростым характером. Нелюдимый, мрачный интроверт, он лишний раз старался не контактировать с игроками, которые его просто побаивались.

Впоследствии один из лучших игроков той сборной, Сергей Белов, писал в мемуарах, что даже за элементарной организационной информацией к Кондрашину старались не обращаться.

Несколько сглаживал это взаимное отчуждение Сергей Башкин, помощник тренера, отношения с которым установились неплохие.

  • О фильме «Движение вверх»О фильме «Движение вверх»
  • О фильме «Движение вверх»О фильме «Движение вверх»

Зато Кондрашин был исключительно цепким, эффективным тактиком. Он отлично понимал, что главный соперник сборной СССР — это американцы, и самым тщательным образом изучил их манеру игры. Своего рода репетицией стало выступление на универсиаде в 1970 году в Турине.

Американцы привезли туда весьма сильный состав, по мнению советских игроков, мало уступавший олимпийскому. Этот этап советская сборная выиграла, но главным стал не успех сам по себе, а возможность при меньших ставках и в более мягкой форме лишний раз оценить игру чужой сборной.

Другим «тренировочным подходом» стал чемпионат Европы. Для сборной СССР этот турнир имел неожиданное значение: именно там в сборную впервые включили Ивана Едешко, тогда мало кому в сборной известного новичка.

Однако проверить, насколько Кондрашин сумел подготовить сборную, предстояло в 1972 году в Мюнхене, на Олимпиаде.

К 1972 году сборная СССР находилась на пике возможностей. В сборной США, наоборот, царил некоторый разброд. Из-за организационных проблем и необходимости увязывать интересы сборной с интересами клубов американская сборная в Мюнхене была слабее и значительно «моложе», чем могла быть.

С другой стороны, сыграла свою роль общая расслабленность: к европейскому баскетболу относились без особого почтения. Тем более что и в существующем виде это была исключительно мощная сборная, способная затоптать любого противника во главе с Генри Айба — великолепным тренером, уже дважды бравшим золото.

Однако, кроме сборной СССР, американцев остановить не мог тогда никто.

Первые матчи не принесли никаких сюрпризов. СССР и США находились в разных группах и не встречались. Однако в своих группах обе сборные выглядели, без сомнения, сильнейшими. Как ни странно, под началом замкнутого и мрачного Кондрашина сборная начала играть более свободно, чаще полагаясь на импровизацию.

«Тренировка на кошках» на второстепенных турнирах позволила избавиться от комплексов перед сборной США, а к Олимпиаде сборная подошла отменно слаженной и готовой ко всему.

Интригу создали поединки с Кубой и Пуэрто-Рико, и нельзя сказать, что сборная Кондрашина проехала по ним катком, однако в итоге поражений на групповом этапе удалось избежать.

О фильме «Движение вверх»

Международная товарищеская встреча по баскетболу между командами СССР и США. Сергей Белов (№ 10) у кольца американской команды. © РИА Новости / Долягин

9 сентября 1972 года начался финал, которого все так ждали. Зал был набит битком и распалён, причём там находилось довольно много болельщиков из СССР. Это были последние дни Игр, так что поболеть пришли многие спортсмены других видов спорта. Но у советской сборной хватало доброжелателей и из нейтральных стран — просто в пику фавориту, которым, несмотря ни на что, была сборная США.

Кондрашин начал игру ярким быстрым составом в расчёте на агрессивный рывок с самого начала. При этом на скамье оказался Модестас Паулаускас, спортсмен из Литвы, один из ключевых игроков сборной, привыкший выходить в первой пятёрке. Решение было неожиданным для всех, в том числе для самого литовца.

Игра началась в стремительном темпе, советская команда сразу выскочила вперёд и удерживала отрыв, даже увеличила его. Нервы у всех были на пределе, во время игры даже случилась драка между Михаилом Коркия и Дуайтом Джонсом. Джонс случайно или сознательно попал локтем в голову Коркия, грузинский игрок взбесился и двинулся выяснять отношения, в итоге обоих удалили до конца матча.

Кондрашин был скорее доволен: лучший из игроков сборной США сел на скамейку.

В игре был момент, когда казалось, что американцы «поплыли» и их можно добить. Позднее Сергей Белов говорил, что, если бы ему и Паулаускасу дали провести на площадке ещё немного времени, знаменитые три секунды уже не понадобились бы. Однако произошло то, что произошло. Сборная вела в счёте, но уже уставала после исключительно динамичной игры в самом начале.

В итоге Александр Белов сделал ошибку перед самым концом матча. Остаётся шесть секунд, СССР ведёт одно очко, и в этот момент чуть не происходит катастрофа.

Белов в сложной, но не безнадёжной ситуации отдаёт неудачный, неточный пас. Его тут же перехватывает Даг Коллинз из университетской команды Иллинойса.

На Коллинзе фолят, но тот получает право на два штрафных — и забивает оба. За три секунды до конца игры счёт 50:49 в пользу США.

Зал ходил ходуном. Уверенность публики в исходе матча, вера американских болельщиков в свою команду были столь велики, что они не обратили внимания: матч ещё не закончился. Доигрываются три секунды, Сергей Белов пытается в последний момент вернуть победу…

…атака прерывается ещё до истечения времени. Оказывается, штаб Кондрашина давно пытается взять тайм-аут. Он просил перерыв ещё во время штрафных бросков, но судьи, сосредоточенные на мяче, этого не заметили. Решающим оказывается мнение генерального секретаря ФИБА Уильяма Джонса из Британии. У судейского столика некоторое время идут дебаты: три секунды должны быть переиграны.

https://www.youtube.com/watch?v=OrHJq74BwRo

Снова старт. Иван Едешко отдаёт мяч, затем короткая атака, сирена, американцы выскакивают на поле поздравлять друг друга, комментатор Нина Ерёмина констатирует победу сборной США…

Преждевременное празднование победы американской баскетбольной команды.

…и снова переигровка! Позднее эта история послужит материалом для бешеной полемики и обвинений со стороны американцев в том, что у них украли победу. Но здесь всё по правилам: секундометрист из-за крайне нервного напряжения запустил таймер раньше положенного.

На арбитров обрушивается настоящий водопад эмоций. Однако судьи неумолимы. Более того, главный тренер сборной США не собирается покидать площадку: «Я не упущу золото потому, что мне лень пошевелить задницей».

И три секунды снова запускаются. Иван Едешко, бывший гандболист с могучим пасом, вводит мяч в игру — и отдаёт на Александра Белова, который кладёт в кольцо двухочковый. 51:50. Сборная СССР — олимпийский чемпион.

Кольцо американской команды атакует Александр Белов. © РИА Новости / Дмитрий Донской

Рецензия на фильм «Движение вверх»

В 1970 году советские спортивные чиновники увольняют прежнего тренера мужской сборной по баскетболу и берут на его место тренера «Спартака» Владимира Гаранжина (Владимир Машков), известного тактическим мастерством и трудным характером.

Сколотив новую команду и проверив ее в деле, Гаранжин на международной пресс-конференции неожиданно объявляет, что планирует обыграть американцев на Олимпиаде 1972 года.

Журналисты смеются ему в лицо, так как американцы не проиграли ни одного баскетбольного матча за всю историю игр. Советские игроки и чиновники тоже не верят, что их сборной по силам сломить команду страны, где баскетбольные кольца висят в каждой подворотне.

Но у Гаранжина есть стратегия, и он ее придерживается, хотя со всех сторон на него и на его парней валятся напасти – медицинские, политические, криминальные.

О фильме «Движение вверх»

В нашей стране выходит так мало удачных лент, что трудно вспомнить блокбастеры, которые бы шли по стопам предшествующих успешных картин. В Голливуде это обычное дело, а у нас – экзотика.

Поэтому приятно было увидеть в кино «Движение вверх», которое снято благодаря успеху хита 2013 года «Легенда № 17», воспевшего хоккеиста Валерия Харламова и победу его сборной над канадцами.

Как и «Легенда», «Движение вверх» создана на студии Никиты Михалкова «ТриТэ», и она тоже с драматичным напором напоминает о восхитительном достижении советских спортсменов.

Правда, на сей раз в центре повествования не великий чемпион, а великий тренер и его команда. Картина начинается с бурного обсуждения кандидатуры Гаранжина (экранный псевдоним – в реальности тренера звали Владимир Кондрашин) на коллегии Госкомспорта, и дальше она показывает, как мэтр ведет своих парней к олимпийскому триумфу, преодолевая одно препятствие за другим.

О фильме «Движение вверх»

Вопреки имиджу «Красной машины», баскетболисты оказываются строптивыми и проблемными подчиненными.

Они не ладят друг с другом, попадают на карандаш к КГБ, безответственно ведут себя за границей, ложатся в больницы, ставят личные дела выше государственных… Один из героев даже пытается сбежать на Запад.

Читайте также:  Плоскостопие у ребенка: какой спорт выбрать

У Гаранжина же проблемы дома – ему нужно найти деньги и получить разрешение на операцию для сына-колясочника, которого могут поставить на ноги только на Западе.

О фильме «Движение вверх»

Все это подается отчасти трагически, отчасти комически, в типичном для блокбастеров разноплановом стиле. В фильме находится место и для мелодраматичных переживаний, и для грузинского юмора, и для антисоветских и просоветских разговоров в раздевалке, и даже для задорного уличного матча с чернокожими «гопниками».

Колоритные актеры, представляющие разные народы, не дают запутаться в многочисленных персонажах, и к тому времени, когда начинается финальная схватка с американцами, мы знаем главных героев как облупленных и болеем за них как за родных.

Мы видим, какой большой духовный, жизненный и спортивный путь они прошли за два года, и мы чувствуем, что они заслужили победу.

О фильме «Движение вверх»

Как честно признают авторы фильма, за что им большое спасибо, они сгустили краски и придумали некоторые затруднения, которых на самом деле не было.

Но откровенного вымысла в «Движении вверх» немного, и реальный путь спортсменов к финальному матчу в самом деле был нелегким. Так что поставить в упрек сценаристам нечего.

Они действовали так, как положено действовать авторам байопиков, – рассказали подлинную историю и добавили драматизма, чтобы публике проще было прочувствовать переживания персонажей.

Главное, однако, в фильме начинается, когда на табло загорается «0:0». Матч с американцами за золотую медаль в 1972 году длился 40 минут чистого времени, и это позволило показать его почти целиком, без обычной для спортивных лент демонстрации лишь ключевых моментов.

Поэтому в кадр попали не только эффектные попадания в корзину, но и, например, постоянные тактические перестановки, превратившие матч в шахматную партию между великими тренерами.

Хотя Гаранжин и его визави Генри Айба на площадку не выходят, они бьются вместе со своими парнями, подбирая ответы на стратегию противника. Придумано и снято это так, что мы не просто наслаждаемся мастерским баскетболом, а и понимаем замыслы и контрзамыслы мэтров.

Трудно вспомнить другое спортивное кино, где продолжительный матч был бы показан столь полно и столь внятно.

О фильме «Движение вверх»

  • Баскетбольные сцены фильма снимали шесть камер и шесть операторских групп. Среди них была подвешенная под потолком на тросах камера-паук, аналогичная тем, которые используются на съемках реальных матчей

Осмысленность баскетбола в «Движении вверх» соседствует с его красотой и мощью. Планировавшие финальный матч спортивные консультанты намеренно использовали в нем все современные баскетбольные трюки, включая те, которые в 1972 году не применялись или запрещались.

Они стремились не воссоздать в точности реальный матч, а помочь зрителям фильма ощутить то, что чувствовали зрители у телеэкранов 45 лет назад. Тогда публика видела блистательный и зрелищный баскетбол, и то же самое показано в «Движении вверх» – на нынешнем техническом уровне. Смотрится это превосходно, и свою художественную задачу такой баскетбол выполняет.

Ну, а пуристам можно лишь порекомендовать подлинную запись олимпийского матча, которую нетрудно найти на просторах Сети.

Если ли в «Движении вверх» к чему придраться? Да. Прежде всего, у Александры Ревенко, которая сыграла девушку героя Олимпиады Александра Белова, такой суровый взгляд, что как романтическая героиня она совершенно не смотрится.

Возможно, выдающаяся баскетболистка, которую актриса изображает, должна выглядеть именно так, но в фильме у нее любовная, а не спортивная функция. В результате эта часть картины проваливается.

К счастью, личная жизнь Александра лишь малая толика сюжета, и фильм в целом почти не страдает.

О фильме «Движение вверх»

  1. Американская сборная не признала олимпийское поражение, не явилась на награждение и отказалась принять серебряные медали. Эти медали до сих пор не вручены

Также было бы неплохо хотя бы кратко представить и показать американскую сборную до ее выхода на площадку, чтобы зрители могли осознанно предвкушать и представлять финальный матч.

Разве, например, в «Рокки» мы впервые видим Аполло Крида лишь тогда, когда он выходит против заглавного героя? Правда, из-за продолжительности кульминационной схватки мы успеваем в полной мере разобраться, с кем играют наши. Но без предвкушения финальное блюдо слегка теряет во вкусе.

Можно было бы, например, показать кусочек из полуфинального матча американцев или из их предшествующих выступлений на Олимпиаде.

Можно предъявить к фильму и другие, более мелкие претензии. Но не будем копаться в деталях. Главное – кино получилось. Оно захватывает, развлекает и учит, а еще проходит по тонкой грани между безответственным воспеванием СССР и очернительским принижением нашей прежней страны.

Мы видим недостатки Союза, но видим и его достижения, и нам напоминают, что даже за высокими столами и в компетентных органах сидели живые люди, а не тоталитарные роботы.

Благодаря этому в СССР можно было не только выживать, но и жить, любить, надеяться, многого добиваться – и побеждать непобедимых противников.

С 28 декабря в кино.

Что «Движение вверх» говорит о нас самих и о современной России

Мы любим кино про историю и спорт, но не очень разбираемся в спорте или истории.

О фильме «Движение вверх»

Давайте проведем краткий ликбез по историчности «Движения вверх» и проверим, какие из конфликтов в фильме действительно имели место быть. Если хотите более детальный разбор – читайте, например, статью из «Аргументов и фактов» «Не верьте глазам. 7 исторических несоответствий в фильме «Движение вверх» или материал «Что вы должны знать, если собираетесь смотреть «Движение вверх».

Если вкратце – на один правдивый факт приходится примерно пять «исторических неточностей». У Жармухамедова были проблемы со зрением, но история с линзами случилась уже после мюнхенского финала. Паулаускас был капитаном и душой команды, а не озлобленным козлом-антисоветчиком, каким он изображен в фильме.

История про то, как его пытались вывезти из олимпийского городка какие-то литовские сепаратисты – курам на смех. Проигрыш черным ребятам из гетто и последующий дебош в какой-то пивнухе – это вообще за гранью добра и зла.

Намек на то, что дружественные Союзу кубинцы сдали полуфинал и СССР выиграл полуфинал у очень мощной на тот момент сборной без вмешательства главного тренера – это уже попахивает глумлением над историей. Но история Александра Белова меня укольнула больнее всего.

В фильме показано, что Белов играет чуть ли не при смерти из-за проблем с сердцем и вообще ему остается жить от силы год.

На самом деле проблемы Белова с сердцем всплыли только пять лет спустя после Олимпиады, поэтому вся его линию можно рассматривать либо как очень вольную трактовку жизни реального человека, либо как оскорбление памяти великого игрока.

И проблема в том, что если убрать из сюжета фильма болезнь Белова, то тогда рассыпается и любовная линия, и сюжет с деньгами, которые Гаранжин-Кондрашин копил на лечение сыну, и значительная доля мотивации объединения персонажей

На протяжении всего просмотра фильма я кусал локти и задавал себе вопрос, можно ли так извращать историю и оправдывать «художественностью» такие фортеля.

И, если честно, меня весь фильм не покидало ощущение, что меня, как знакомого с реальной историей зрителя, просто не уважают и суют мне фуфло и брак.

Я на протяжении всех двух часов четко понимал, что показанная история имеет очень мало общего с действительностью. На какое-то время мне даже удалось себя успокоить. Но потом начался баскетбол.

О фильме «Движение вверх»

В 2012-м году мне пришло в голову сходить в кино на американскую экранизацию «Анны Карениной» (ту, где Кира Найтли) в компании моей тети-школьной учительницы русского языка и литературы с 30-летним стажем.

Это был один из худших походов в кино в моей жизни. Тетя ворчала, ерзала в кресле, кусала ногти, ругалась на экран, охала и хаяла Джо Райта и вообще всех, кто приложил руку к этому «оскорблению классики».

Примерно так же я чувствовал себя, когда увидел, как выглядит баскетбол в фильме «Движение вверх». 80% всех очков игроки набирают бросками сверху, а в особо выдающихся случаях – слэм-данками мельницей/с разворотом на 180 или 360 градусов после фантастических пасов из-за спины/из-за головы/из-под ноги.

Когда разыгрывающий Коркия вдолбил данк со штрафной линии через двоих соперников, я даже как-то выпал в осадок. Наверное, почувствовал себя то ли занудой, то ли каким-то баскетбольным пуританином.

Для меня такая «зрелищность» в фильме про баскетбол 70-х – это все равно, как если бы в фильме про Великую Отечественную были бластеры и световые мечи.

Мы утратили всякую идентичность

Если бы я был большим циником, то вообще наверняка назвал бы «Движение вверх» клюквой. Ведь этот фильм такой и есть. Раньше советское наследие в эстетике Голливуда непременно превращалось в нечто, вызывающее разве что любопытство из-за собственной несуразности. А теперь, получается, что мы превратились в клюкву сами, ведь снимаем про себя по чужим правилам. 

О фильме «Движение вверх»

В каком-то смысле, «Движение вверх» – отличная демонстрация того, что мы потеряли всякую идентичность. Как в фильмах про войну мы утратили понимание, что такое война и какая страна ее выиграла, так и в фильмах про советский баскетбол мы держимся в рамках стереотипных представлений о том, что должно быть в фильме про Советский Союз (скользкие чиновники, дефицит и подвиг вопреки).

Запрос на советское присутствует во всех сферах российской жизни, как бы Юрий Дудь не пытался смазывать всю нашу историю в некую абстрактную мешанину понятием «русский».

Проблема в том, что кино про советское, например, превращается в некое абстрактное полотно, написанное буйной кистью безымяннного художника. Фильмы про СССР сегодня – это уже какая-то своеобразная эксплуатация, погоня за сенсацией.

Высоцкий – наркоман! Цой – гей! Яшин! Харламов! ВОВ! ВОВ! ВОВ!

В этом смысле для оказались очень показательными титры «Движения вверх».

В них сначала показывается хроника тех самых трёх секунд (я даже пустил слезу, когда услышал тот самый искренний и звонкий комментарий Нины Ереминой), а после нее – нарезку знаменитых спортивных моментов из истории нашей страны: открытие Олимпиады-80, победы Александра Карелина уже в российской форме, Алексей Немов, успокаивающий трибуны в 2004-м, победа волейбольной сборной в 2012-м. Только вот как эти кадры относятся к победе баскетбольной команды в Мюнхене? Никак. Но нам очень хочется, чтобы они были как-то связано, потому что…

Читайте также:  Начала качать пресс задержка месячных

Нам нечем гордиться, кроме спорта и истории

Третьего дня я узнал, что в 2018-м году на экраны выйдет фильм про трагедию подводной лодки «Курск». Но снимает его не Россия, а датчанин Томас Винтерберг на французские и бельгийские деньги. В главных ролях – Леа Сейду и Колин Фёрт.

И наверняка в момент выхода фильма Винтерберга на экраны окажется очень важным то, что француженка Сейду как-то раз играла лесбиянку, а британец Ферт – гея.

Но сам факт того, что одна из величайших трагедий России 21 века будет трактоваться Европой, а не Россией – вполне себе показатель полной профнепригодности всей нашей культурной политики.

О фильме «Движение вверх»

История 21 века – под замком. Идеальная формула для кино сегодня – чтобы было пафосно и желательно про ту эпоху, которую помнит как можно меньше людей. Кино про современную Россию – чернуха и артхаус, а про вчерашнюю – крупнобюджетно и с размахом. Победы в войнах, космосе и спорте – наше все.

А раз из этого триумвирата, воплощающего мощь государства, остался худо-бедно только последний пункт, то и нет ничего удивительно, что за последние несколько лет вкладываются большие деньги в производство и продвижение именно таких фильмов, как «Легенда №17», «Поддубный», «Воин», «Чемпионы» и «Чемпионы: Быстрее.

Выше. Сильнее».

  • В 2018-м нас порадует «Лед» про фигурное катание и «Тренер» про Данилу Козловского, так что улыбаемся и машем дальше.
  • (Очень забавно, что значительная доля показанного в трейлере материала «Тренера», который приурочен к чемпионату мира, была снята на стадионе в Краснодаре, который, как известно, матчи чемпионата мира принимать не будет).
  • ***

«Движение вверх» – это кино по реальным событиям, в котором очень мало что соответствует реальности. Кино про Советский Союз, который дышит антисоветчиной. Кино про баскетбол, в котором нет ни капли правдивости изображения игры.

Так и живем.

russia.tv; kinopoisk.ru (3)

Кино с Холмогоровым: Догнать и перепрыгнуть Америку

«Движение вверх» — пожалуй, один из лучших фильмов о спорте, спортивной борьбе и спортивных достижениях, довольно неудачный фильм о Советском Союзе и жизни в нём и очень глубокий фильм о механике великих советских достижений, лежащих в основе популярной у нас советской ностальгии

Олимпийский матч 1972 года показан с яркой и яростностью финальной битвы какой-нибудь знаменитой фэнтезийной саги. Знатоки баскетбола могут, конечно, расходовать эрудицию и полемический пыл на обсуждение того, что «всё было совсем не так». Их право.

Однако зритель, мало что в этой игре понимающий, как завороженный, следит за драматичной борьбой на грани перехода в драку, за счётчиком на табло, за тактическими манёврами тренеров, больше напоминающими указания полководцев на полях сражений эпохи наполеоновских войн.

Трейлер 1. «Движение вверх». реж. Антон Мегердичев. 2017 г.

Любое спортивное состязание — это агон, напряжённая борьба, исключающая, однако, смерть проигравшего (вот что постигли греки с олимпиадами и чего не понимали римляне со своей страстью к гладиаторским боям). А уж коллективные спортивные игры — это в чистом виде подражание сражению: нападение, оборона, тактика, манёвр, жертва, случайности и сила трения, приводящая в ничтожество величайшие замыслы.

Последнее — это то, чего не хватает шахматам, где практически всякое внешнее трение исключено, будучи заменено схваткой почти бесплотных умов, движущих абстрактные фигуры. Основная борьба шахматиста — борьба с самим собой, что показано в другом спортивном блокбастере — «Жертвуя пешкой» (в котором, впрочем, ухитрились неправильно положить шахматную доску).

Но реальная жизнь и борьба народов, как правило, ближе именно к хоккею, футболу и баскетболу. И «Движение вверх» как фильм-баталия определённо удался. Перед нами практически «Илиада», где шлемоблещущие герои сходятся в схватках.

Создателям ленты удалось соединить документальную точность некоторых сцен, современную зрелищность (отступления от фактов в пользу которой вполне допустимы), борьбу тренерских замыслов, да ещё и забавный конферанс зрителей, смотрящих матч на стадионе и по телевидению.

Собственно, от фильма можно было бы оставить только этот шедевральный матч, снятый в самом начале работы над картиной, и он, пожалуй, сильно бы от этого выиграл, так как обрамляющая его история полна таких абсурдно-неточных допущений, странных пропагандистских вбросов и обычных сценарных несуразиц, что от желания покинуть зал удерживало только предзнание, что в конце концов будет великая и славная битва.

О фильме «Движение вверх»

Кадр из фильма «Движение вверх».  реж. Антон Мегердичев. 2017 г.

Но всё-таки невозможно закрыть глаза на то, что фильм совершенно провален по актёрской работе. Владимир Машков играет Владимира Машкова, играющего Владимира Машкова.

Впрочем, его партнёр по «Протоколу фантом» Том Круз тоже играет последние 20 лет исключительно самого себя, так что не будем виноватить нашу звезду слишком сильно.

Сергей Гармаш превратил главу госкомспорта его золотой эпохи, пламенного комсомольца-шелепинца Сергея Павлова — пробивного, кипящего идеями энтузиаста, который пролоббировал и суперсерию с НХЛ, и Олимпиаду-80, — в какого-то ленивого и глуповатого советского барина-орангутанга.

Остальные актёры не дотягивают и до этого уровня, и порой создаётся впечатление, что перед нами и не актеры вовсе, а нанятые у проходной любители, только ещё и лишённые природной наивности.

Их ухитряются переигрывать даже американские комики, изображающие гарлемских уличных баскетболистов.

Слабая актёрская работа приводит к тому, что бесчисленные шероховатости и натянутости сценария вместо скрипов издают громкий треск, и за создателей фильма регулярно становится неудобно.

А сценарий и впрямь трещит.

И дело не только в многочисленных исторических несоответствиях, порой весьма обидных для прототипов, когда пытающимся бежать на Запад русофобом предстаёт Модестас Паулаускас — капитан советской сборной (как следствие, о его капитанстве просто не упоминается), человек, который до сих пор проводит занятия по баскетболу в школе Калининградской области, лишь бы слышать русскую речь.

Абсурден сам сюжетообразующий конфликт, когда спортчиновники и КГБ пытаются совместно… помешать нашей сборной обыграть американцев и, мало того, пытаются отменить матч из-за нелепого страха перед проигрышем. Канадцам не боялись в том же 1972 году суперсерию проиграть, а тут боятся.

О советских чиновниках брежневской поры можно сказать много плохого, но для них был важнее сам факт международных соревнований, укреплявших «атмосферу разрядки», нежели мотив «лишь бы не проиграть».

Можно понять сценарную сверхзадачу фильма: герой, тренер Гаранжин-Кондрашин, воплощает мечту вопреки непониманию и даже сопротивлению со всех сторон, но реализовать эту сверхзадачу можно было бы и как-то поизящней.

Так же дело обстоит и с другой идеологической составляющей фильма — советской дружбой народов, подаваемой не как казённая всеобщая любовь друг к другу, а как движение на пути к общей цели.

Мысль о том, что видение и воля русского тренера могут собрать русских, белорусов, литовцев, грузин, казахов («индейцев», как шутят устами американцев создатели фильма) в единую работающую на победу «красную машину», не нова и не бесполезна.

Но реализация её выглядит довольно пошло — от ложно приписанной Паулаускасу русофобии и попытки бегства до подачи игроков-грузин в стиле «гамарджоба-генацвале-режиссёр Данелия».

Слабо обыграна и роковая для советского баскетбола тема с контрабандой. С одной стороны, культ иностранного шмотья и в самом деле был довольно значим для загнанных в положение искусственной бедности советских людей. Спортсмены, будучи «выездными», старались выгоду от этого положения использовать по полной — проигрывать банки с чёрной икрой гарлемским гопникам точно не стали бы.

С другой стороны, эти игры с таможней имели для нашего спорта драматические последствия.

Александр Белов, гений баскетбола, непревзойдённый мастер обороны, воспитанник и «ферзь» на тактической доске Кондрашина, с обрамлённым изящными бакенбардами лицом спортивного аристократа, изображён милым больным мальчиком, значение которого для команды сводится в фильме в основном к факту его болезни.

Трейлер 2. «Движение вверх». реж. Антон Мегердичев. 2017 г.

На самом деле Белов заболел гораздо позже Мюнхена-72, и есть гипотеза, что его убили как раз таможенные проблемы.

После того, как Кондрашина сняли со сборной и вернули Александра Гомельского, кто-то, видимо, начал копать под главного кондрашинского игрока: 23 января 1977 года его задержали на таможне при вылете в Италию, обнаружив в его сумке водку, икру и иконы.

Белов не был выпущен, провёл сутки в милиции, а затем началась показательная расправа: отстранение от игр, исключение из комсомола и лишение звания заслуженного мастера спорта, лишение большей части зарплаты.

Существует гипотеза, что знаменитая песня Владимира Высоцкого «Случай на таможне» написана в 1978 году именно по мотивам скандала с Беловым которого довольно шумно травила советская пресса. Существует версия, что таким способом Белова принуждали перейти из ленинградского «Спартака» в московский «ЦСКА». Несколько месяцев перерыва в спортивных нагрузках буквально уничтожили знаменитого баскетболиста, — напряжённая работа сердца до того сдерживала развитие патологических процессов. Он умер в 26 лет.

Психопатическая мелочная закрытость советских границ показана в фильме довольно выпукло, но она регулярно порождала такого рода абсурдные трагедии, которые потом невозможно было исправить даже передаваемыми через министра Павлова препаратами от американской НБА.

В политическом смысле фильм отражает, скорее, реалии и официозное отношение к американцам в наши дни. Мол, США — это соперник, которого почётно победить, и они, и мы не лыком шиты.

Тренеру приписывается действительно неплохая формула: ни одна империя не вечна, американская — не исключение, и рано или поздно их кто-то должен победить, при этом лучше, чтобы это были мы.

Безупречно точно сказано для 2017 года, но совершенно ни при чём в 1972.

В 1970-е все дела в мире определялись ожесточённым, тотальным, глубоко идеологизированным противостоянием двух систем, в ходе которого Советский Союз оказался в парадоксальном положении.

Во-первых, он вынужден был имитировать значительно более высокий уровень развития, нежели имел в действительности.

Во-вторых, выступал от имени идеологии, совершенно не выражавшей духа ни русской нации, ни страны в целом, тяготившей многих и препятствовавшей развитию (впрочем, многие на Западе разделяли ту же социалистическую левую идеологию, и это значительно улучшало советскую позицию).

О фильме «Движение вверх»

Владимир Кондрашин (в центре) стал прототипом тренера Гаранжина в фильме «Движение вверх». Фотохроника ТАСС.

И вот момент, который передан в фильме действительно удачно и который наряду со сценой матча оправдывает его в целом, — это чёткое понимание действительного положения СССР и США в этой игре.

Изображая из себя более прогрессивное, перспективное, продвинутое общество, на деле Советский Союз вынужден был постоянно эмулировать достижения гораздо более продвинутого Запада.

Читайте также:  Как правильно качать пресс чтобы сжигался жир

И там, где эта эмуляция получалась, возникали эффекты великих советских достижений: более позднее вхождение в отрасль и авральная мобилизация на определённых направлениях приводили к появлению поражавших воображение Запада прорывов.

Аналогичные эффекты создаёт и экономическая модернизация. Как правило, догоняющие страны развиваются быстрее передовых, так как используют готовые достижения последних, устанавливают новейшее оборудование, а потому на каком-то этапе обходят первоначальных лидеров.

Именно так Германия в XIX веке догнала и перегнала «мастерскую мира» Англию, и по тому же закону Россия Витте и Столыпина в начале ХХ века должна была догнать и перегнать Германию. Все прорывы советской эпохи достигались именно по этому образцу — бралась достаточно высокая иностранная база, а затем на мобилизационном рывке мы обходили конкурентов.

Чаще всего не навсегда, увы, так как собственная, органичная высокая база для большинства достижений отсутствовала.

В «Движении вверх» победа достигается именно таким путём мобилизационной эмуляции. Тренер внедряет американские методики подготовки спортсменов, добивается того, чтобы его команда чаще играла с будущими конкурентами.

Он фактически воспроизводит у себя американский баскетбол, только добавив к нему русский характер и техники советского мобилизационного энтузиазма.

И вот этого рывка хватило для исторической победы над американской командой (состоявшей, впрочем, не из профессионалов НБА, а из сильных любителей).

Но рывок так и остался неустойчивым — в 1976 и в 1980 годах дорогу в олимпийский финал советским баскетболистам заступили югославы (ещё одна страна, которой нет, но её традиции продолжает неплохо выступающая на олимпиадах команда Сербии). Лишь в 1988 году в Сеуле команда Гомельского, костяк которой составили литовцы из «Жальгириса», сумела сломать в полуфинале американцев, а в финале разгромить югославов.

И вот здесь, думая о том великом матче и героях, которые его выиграли, мы можем задуматься о природе нашей «советской ностальгии», которая и в жизни и в кино собирает по-прежнему лучшую «кассу», чем попытки продолжать путь исторической России.

Чего мы хотим? Делать как американцы, но лучше американцев — так, чтобы в какой-то момент их удивить и даже ненадолго напугать, как они напугались в 1957 году после спутника? И тогда рецепту «эмуляция плюс мобилизация» альтернативы нет.

Но этого-то как раз и не понимают наши «совпатриоты» одержимые мыслью, что «у советских собственная гордость» и не понимающие механики советских достижений.

Или же наша задача — существовать не в рамках биполярной системы, в которой мы всегда останемся дерзкими догоняющими, а вырабатывать собственный исторический мир, скалу ценностей, образ жизни, в котором задача «переамериканить» американцев зачастую не будет даже вставать, поскольку американцы в эти игры (в прямом и переносном смысле) даже не играют? Просто быть собой. Всё «более лучше» быть собой. В конечном счёте этому у американцев, национальной игрой которых является непонятный никому в мире бейсбол, тоже можно поучиться.

«Движение вверх»: ложь с первых кадров. История финала, рассказанная очевидцем

Спортивный блокбастер «Движение вверх» стал самым кассовым фильмом за всю историю российского кинематографа, о чем сообщил портал kinobusiness.com. Стал ли он самым лживым, судить не берусь, поскольку недостаточно хорошо знаком с российским кинематографом, но, не исключено, что может претендовать в лауреаты и в этой категории. Правда искажается с первых же кадров.

Александр Гомельский, смещенный с поста тренера сборной СССР после третьго места на чемпионате мира в Любляне (Югославия) в 1970 году, прощается с игроками сборной, и, как только он покидает зал, где выстроились баскетболисты, парням представляют нового тренера – Владимира Кондрашина (в фильме – Гаранжин). На лицах баскетболистов – недоумение: мол, что за хмырь? Да и Гаранжин будто бы неуверен в себе: мол, убрали великого, которому я и в подметки не гожусь…

Cтатьи | «Движение… с ног на голову». Вся правда о том, как СССР победил США в баскетбол

Это неправда. Точнее – прямая ложь. Каждый из игравших в сборной Гомельского знал: Кондрашин – прекрасный тренер. В 1968 году он вывел ленинградский «Спартак» на третье место в чемпионате СССР, в 1969-м и 70-м «Спартак» был вторым – сразу после ЦСКА, составлявшего костяк сборной.

Кондрашин был хорошо знаком игрокам. Сергея Белова называл Серега, Модестаса Пауласкаса – Модя…

«Меня зовут не Модест, а Модестас», – говорит киношный Паулаускас киношному Кондрашину, и, повернувшись к нему спиной, уходит возмущенный из зала, в котором игроки будто бы впервые в жизни видят нового тренера сборной.

«Но да ведь это ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ фильм, не документальный!» – слышу я. – «Авторы имеют право на вымысел!»

Художественность позволила превратить в антисоветчика капитана сборной литовца Паулаускаса, которого советская власть награждала орденами…

Баскетболистов сборной, приехавших в Америку на тренировочные матчи, отправить в фильме погулять в негритянских трущобах и сыграть в баскет с местной шпаной…

Во время подготовки к турниру послать баскетболистов – с разрешения тренера! – в Грузию на грузинскую свадьбу…

И не может, разумеется, быть художественный фильм без постельной сцены! Авторам художественного фильма дано право сделать зрительницей финального матча с американцами киношную любовь Саши Белова. Только почему она в форме сборной СССР – дело-то происходит в 1972 году, а женский баскетбол включили в программу Олимпийских игр только в 76-м?

Cтатьи | Почему надо смотреть «Движение вверх»

О'кей, я понял: что не позволено документалистам, разрешено авторам художественного фильма. Но если бы картина «Движение вверх» ограничилась только этими – и подобными им – выдумками. Если бы…

Цель авторов фильма однозначна: представить героев патриотами, готовыми жертвовать своей жизнью ради победы на Олимпийских играх над американцами, которые за всю историю олимпийского баскетбола не потерпели ни одного поражения.

И в 1971 году, на пресс-конференции после победы на чемпионате Европы, Гаранжин объявляет: его команда будет сражаться в Мюнхене за первое место.

Дескать, раньше, в гомельские времена, команда ехала за серебром, но теперь поедет за золотом.

Так мог говорить Гаранжин. Но так никогда не говорил Кондрашин. Он говорил совершенно иное.

Перед Олимпийскими играми тренеры всех советских команд – не только баскетбольной – докладывали в Спорткомитет (тогдашнее министерство спорта), какое место они займут. Кондрашин поставил начальство в известность: второе место. «Почему вы всегда говорите о втором?» – спросил его председатель Спорткомитета Павлов («румяный комсомольский вождь», как назвал его Евтушенко).

«Сергей Павлович, когда вы организуете в Сочи питомник по выращиванию негров, команда будет играть за первое место!» – ответил реальный Кондрашин. Вероятно, он не был патриотом, поскольку не удосужился вступить в партию; был единственным(!) не членом партии среди всех главных тренеров советских команд в Мюнхене. И ехал за вторым местом.

В отличие от патриота Гаранжина, поехавшего за первым..

Патриотизм киношного Кондрашина проявляется не только уверенностью, что его команда выиграет олимпийское золото.

Он собирает деньги на лечение сына за границей, но когда становится известно, что будущий герой финального матча Александр Белов смертельно болен, то решает все собранные деньги отдать на лечение Белова. Здесь все абсолютная ложь.

К началу 70-х Кондрашин знал, что сына Юру вылечить нельзя, никаких денег он не собирал. И в 1972 году Саша Белов был совершенно здоров, заболел спустя шесть лет и вскоре скончался.

Cтатьи | Движение вверх по костям. Горькие слезы о лживом фильме

Но зрителям требовалось внушить: ради победы над американцами Кондрашин готов пожертвовать здоровьем сына, а Белов готов играть смертельно больным. Вот он, истинный патриотизм! Почти как Александр Матросов, который, согласно легенде, бросился грудью на пулемет. Почти как 28 героев-панфиловцев, стоявших, согласно легенде, на смерть, но не пропустивших немцев к Москве.

А спросите-ка любого выходящего из российского кинотеарта зрителя: с кем играла в Мюнхене сборная СССР? Восемь из десяти, а, может быть, и девять, а то и все десять, ответят: с профессионалами. И у зрителей есть основание так считать.

Во-первых, большинство россиян вряд ли знают, что профессионалы НБА были допущены к международным турнирам только в 1992 году. Во-вторых, фильм, который они только что посмотрели, дает основание считать, что в Мюнхене советская команда встречалась с профессионалами.

Вспомните-ка, как Гаранжин говорит своему помощнику, что перед Олимпийскими играми следовало бы сыграть «со студентами или любителями».

Такого сказать настоящий Кондрашин не мог, поскольку прекрасно знал, что студенты – это и есть любители.

Но сказанное Гаранжиным позволяет зрителю уразуметь: тренировочные матчи «со студентами или любителями» должны стать проверкой для более трудного испытания – поединка с профессионалами НБА.

Cтатьи | «Мы плачем, через нас просто переступили». На «Движение вверх» подали в суд

Конозрителю невдомек, что в Мюнхене советские зрелые мужчины, большинство в возрасте от 25 до 28 лет (некоторые из них – отцы семейств), встречались со студентами, старшему из которых было 23, а большинству 19-20.

И зрителю не дано, конечно, знать, что в американской команде не было даже всех звезд студенческого баскетбола – в частности, центрового Билла Уолтона из Калифорнийского университета, который отказался играть, протестуя против войны во Вьетнаме.

Кстати, а был ли он патриотом?

Что же касается фильма «Движение вверх», то он может спососбствовать воспитанию только лжепатриотов.

Несколько слов о патриотизме Владимира Петровича Кондрашина. Он был патриотом Питера, и, будучи патриотом своего родного города, делал все, что в его силах, чтобы Саша Белов оставался игроком ленинградского «Спартака». Офицер советской армии коммунист Гомельский хотел мобилизовать Белова в армию. Кондрашин сражался за спартаковца Белова.

Я был дружен с Кондрашиным не один год и однажды сказал ему: «Мне легче представить Медного Всадника на Красной площади, чем Сашу в форме ЦСКА».

И Петрович со мной согласился.

Алексей Орлов писал о баскетболе с 1961 года по 1970-й в газете «Смена» (Ленинград); с 1970 года — баскетбольный корреспондент «Советского спорта» по Ленинграду, обозреватель международного баскетбола в журнале «Спортивные игры» (Москва), обозреватель советского баскетбола в газете «Cпортске Новости» (Загреб, Югославия).Эмигрировал в США в декабре 1976 года; с 1983 по 2010 — заведующий отделом информации в ежедневной газете «Новое русское слово» (Нью-Йорк); с 2006-го и по сей день автор ежедневного спортивного информационного выпуска на Дэвидзон-Радио (Нью-Йорк).

ОБ АВТОРЕ

источник: «Советский спорт»

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *